Полное название сумасшедшего дома, известного сегодня как “Бедлам” — Бетлемская королевская больница. Эта психиатрическая больница в Лондоне стала частью города еще в XIV веке, хотя в те времена пациентов там было всего ничего. Это была первая больница, куда отправляли только пациентов, страдающих психическими заболеваниями.

В 1632 году Бедлам описали так: “Маленькая гостиная, кухня, две кладовки, длинный коридор и 21 комната, где лежат бедные психически нездоровые люди; на втором этаже — 8 комнат для прислуги и бедняков”.

К концу XVIII века состояние заведения можно было назвать таким же плачевным, как и состояние пациентов. Доски пола подгнили, с крыши капало… Едва ли такая обстановка способствовала выздоровлению пациентов.

По дороге в ад

Cоцсети

Кто мог попасть в Бедлам? Строго говоря, стать пациентом психиатрической клиники в XVIII — XIX веке было очень просто: достаточно было подписи двух врачей, которые подтверждали, что пациентка действительно нуждается в лечении. Это был эффективный способ избавиться от неугодных родственниц или супругов. Женщины, чей социальный статус был ниже, а финансовые возможности меньше, были наиболее уязвимыми жертвами своих мужей и родственников-мужчин.

Диагноз большинства пациенток — “острая мания”. Это психическое расстройство, для которого характерно патологически повышенное настроение, ускоренное мышление и чрезмерное стремление к деятельности. Другими диагнозами были депрессия, повышенная тревожность, постродовая депрессия, но бывало, что пациентками Бедлама становились и настоящие убийцы.

Cоцсети

Такова, к примеру, история Элизабет Тью (Elizabeth Thew). На фото — женщина с милым лицом, в аккуратной одежде. В руках у нее — кружево. Ее перевели из тюрьмы в Бедлам за убийство своего двухмесячного ребенка. Судя по ее записям, она не верила, что психически нездорова, просто страдала от тяжелых эпилептических припадков. Спустя 10 лет она покинула клинику и получила прощение за свое преступление.

Сохранилось множество фотографий женщин из Бедлама. В XIX веке верили, что по лицу человека можно было определить, безумен он или нет.

Cоцсети

Другая пациентка — Элайза Джосолин (Eliza Josolyne), 23 года, была помещена в Бедлам в 1857 году с диагнозом “перенапряжение”. На фото она выглядит вымотанной и подавленной, на лице — следы повреждений. Элайза работала домашней прислугой, единственной в огромном доме на 20 комнат. Ей не удавалось поддерживать все комнаты в порядке, особенно в зимние месяцы, когда дом промерзал, и нужно было растапливать камины и зажигать светильники. Что порекомендовал бы психиатр Элайзе сегодня?

Психиатр Наталья Чернобыльская предполагает, что у Элайзы могло быть тревожно-депрессивный статус.

“Скорее всего, ей бы назначили успокоительные и, возможно, легкие антидепрессанты. И обязательно — смена обстановки: больничный или отпуск хотя бы на месяц. Если это невозможно, рекомендовали бы госпитализацию, потому что если человек принимает транквилизаторы, но ему по‑прежнему нужно в авральном режиме выполнять тяжелый труд, эффект будет сомнительный”.

В ее личном деле говорилось, что Элайза часто “наносила себе повреждения, стучалась головой о двери и стены, поэтому спать ей приходилось в комнате с мягкими стенами”.

Cоцсети

Сара Гарднер (Sarah Gardner), 26 лет, тоже прислуга из Лондона, хотела убить себя. Она была раздавлена сплетнями относительно себя и своего нанимателя, так как в то время для одинокой женщины работать на мужчину считалось постыдным, это вызывало много вопросов. Саре потребовалось всего несколько месяцев, чтобы ее признали полностью здоровой.

Cоцсети

Эмма Ричес (Emma Riches), 27-летняя мать четверых детей, попала в Бедлам, когда ее младшему ребенку было всего четыре недели отроду. Диагноз — “родильное безумие”, в наше время мы бы сказали “постродовая депрессия”. Она страдала от этого заболевания после каждых родов и уже попадала в клинику ранее. На фото на ней “укрепленное платье”, сшитое таким образом, чтобы его не могли порвать другие пациенты. “Она никогда не говорит и не проявляет интереса к чему-либо… Она даже не будет есть, пока ее не заставят, не одевается и не раздевается самостоятельно”.

Неизвестно, как именно лечили Эмму, мы знаем только, что “лекарства были признаны неэффективными”. Через год после пребывания в клинике ее депрессия прошла.

Но попасть туда можно было и гораздо проще. Причиной многих психических заболеваний считалось расстройство репродуктивной системы. В Викторианскую эру деторождение было смыслом жизни женщины. Случаи “меланхолии” наблюдались у женщин в менопаузе. А уж “истерию” доктора-мужчины видели повсюду. Они связывали ее с неправильным положением матки, и почти любое поведение могло считаться признаком этого “заболевания”: например, если женщина слишком оживленно болтала с подругами.

Было и заболевание, которое называлось “моральным безумием”, которое тоже могло привести женщину в сумасшедший дом. Проще говоря, измена.

Лечение или пытки

Один из способов лечения назывался “ротационная терапия”. Он был изобретен Эрасмусом Дарвином — дедушкой того самого Чарльза Дарвина. Смысл лечения сводился к тому, что пациента пристегивали к стулу, подвешенному в воздухе, и крутили. Часами. Это был мучительный и жуткий процесс, не приводящий ни к каким результатам, кроме помутнения сознания.

Cоцсети

За этим процессом, кстати, могли наблюдать зрители. Достаточно было заплатить несколько шиллингов, и зрелище было обеспечено.

В XVIII и XIX веках пациентов окунали в ледяную воду, морили голодом и часто — били. Филантроп Эдвард Уэйкфилд, посетивший Бедлам в 1814 году, описывал, как он наблюдал голых, страдающих от голода людей, прикованных к стенам короткими цепями.

Другим способом лечения считалась холодная ванная, придуманная Джоном Монро, его придерживались на протяжении 40 лет, начиная с 1751 года. В XIX веке эту процедуру сделали “сезонной” и лечили пациентов таким образом только до наступления холодов.

Для некоторых “тяжелых” пациентов применяли рвотные препараты и слабительное в больших количествах, что могло даже привести к смерти пациентов.

Известно, что “меланхолию”, которую связывали с менопаузой, лечили пиявками, которых помещали на лобок женщины. Женская сексуальность (говоря тогдашним языком, “эротомания” или “гиперсексуальность”) лечилась холодными ваннами, душем и охлаждающими компрессами на область гениталий.

Cоцсети

Французский врач Жан-Этьен Эскироль так описывал лечение женщины 15-минутным ледяным душем: “После него она тряслась, ее челюсти яростно дрожали, а конечности не могли удержать вес ее собственного тела, пульс был редким и прерывистым”.

Еще одним “действенным” препаратом считалась ртуть. Ею лечили истерию, а еще она успокаивала пациентов, делая их вялыми и сонными.

К счастью, за 200 лет образ психиатрии радикально изменился, и от прежней беспомощности не осталось и следа.