“Традиционных лекарств от таких болезней нет. Наука не знает, что с ними делать. Мы все делаем сами”, — рассказал Данко. При этом помощи от государства ждать не приходится. “Восемь тысяч рублей — пенсия. Чтобы получить какие-то льготы, надо пройти ад, собрать все бумаги. Мы это делаем, конечно. Но они если и дают вещи, то самые дешевые. Это название одно — “коляска”. Агата орет от этой коляски. Она не может в ней находиться, хоть убейте. Она же вся перекрючена, мышцы в постоянном напряжении, не управляются”, — вздохнул музыкант.

Он готов на все, чтобы облегчить страдания своей кровиночки. “Я готов на коленях ползти и терпеть любые унижения, чтобы помочь ребенку. Ведь коляска — 70 тысяч, ценники на девайсы для инвалидов — 150 тысяч, 200 тысяч. Массажисты берут пять-девять тысяч за массаж. А они нужны каждый день! Я выступаю, но концертов не так много. Мне не дают петь, вместо этого тащат на гадкие шоу, и у меня нет выхода, чтобы как-то на плаву оставаться”, — цитирует Данко газета “Мое!” На шоу этих артисту платят, поэтому он и соглашается месить в телестудиях грязь.