В телефонном интервью Delfi бессменный лидер “Машины времени” Андрей Макаревич сказал, что в последний раз был в нашем городе пару лет назад.

Что для вас вообще Таллинн, Эстония?

Во-первых, это воспоминания юношеских лет. Для советских людей это была заграница. Это нам замещало практически весь мир, недоступный. А потом — это 76-й год, фестиваль (в зале Таллиннского политехнического института тогда проходил конкурс “Таллиннские песни молодежи”. — Ред.), который и на нас произвел впечатление, и, наверно, на тех, кто были его гостями и слушателями. Ну, в общем, воспоминания самые восхитительные.

Многие ваши фанаты считают, что Макаревич уже не тот, что он больше политик, чем музыкант, что музыкальный запал у него кончился. Как вы прокомментируете такие мысли?

Никак. Знаете, на каждый чих не наздравствуешься. А то, что применительно к этой музыке 25 лет лучше, чем 60, это как бы и не обсуждается. Это понятно. И то, что я сегодня трачу много сил и времени, скажем, на джаз, джазовую музыку, это тоже естественно, потому что я ее очень люблю, а в отличие от рок-н-ролла она все-таки возраста не имеет. Мне кажется, что гораздо органичнее выглядит 60-летний человек, играющий джаз, чем 60-летний, играющий рок-н-ролл. Но это не значит, что я разлюбил то, что делает “Машина времени”, потому что ровно в тот день, когда я это разлюблю, я перестану этим заниматься. Меня никто не заставляет.

Но политики в вашей жизни действительно хватает. Вы входите в гражданский комитет партии Михаила Прохорова “Гражданская платформа”. Какова лично ваша цель в ней? Эта партия — что, тот самый “свет, который близко”?

Я не знаю, насколько он близко, потому что все зависит от усилий большого количества людей. Но я вижу огромное количество людей, недовольных происходящим, и меня не устраивает значительная часть людей, которая записывает себя в лидеры этих недовольных. А в лице Михаила Дмитриевича я вижу, на мой взгляд, единственную абсолютно реальную политическую силу, и мои представления о том, как должно быть, на сто процентов совпадают с его представлениями. Вот и все. Я хотел бы, чтоб он однажды стал президентом.

В последний год было много громких событий, связанных с вами: ваше участие в “прогулке писателей”, открытые письма Путину, резкая критика сегодняшней российской власти. И в ваших песнях за строками “Бог в других краях, где живут светлей”, “край взбесившихся рабов” угадывается ваше отношение к современной России. Скажите, а что в России хорошо?

(Усмехается). Хороший вопрос. Ну, на самом деле, не знаю, как у вас, а нас немножко задавили ужасом. Почему-то люди, занимающиеся информацией, считают, что чем она ужаснее, тем больше народу будет ее смотреть, потреблять и пр. Поэтому все новости начинаются с негативных — катастроф, преступлений. Меня это страшно достало. Я-то вижу, что не бывает все плохо. Открываются какие-то предприятия, люди что-то делают, открываются выставки, ставят пьесы, пишут книги. Просто сегодня почему-то немодно распространять позитивную информацию, хотя на самом деле довольно много происходит хорошего.

Что споете в этот раз в Таллинне?

Думаю, что будем все исполнять — и старое, и новое. Концерт большой, мы давно у вас не играли, поэтому, думаю, всему место должно найтись.

У концерта будет название?

Нет, я не люблю давать названия концертам.