Летом 2014 года Валерия, а также Иосиф Кобзон и Олег Газманов, были внесены латвийским МИДом в список нежелательных персон. Свое решение министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич объяснил тем, что артисты поддержали аннексию Крыма и позицию России по ситуации на Украине.

Певица полагает, что была незаслуженно включена в “черный список”: “Я бы сказала, что даже повода малейшего не было. Просто сфабриковали дело о “враге народа”. Оправдываться я не собираюсь, я никогда не выступала и не выступлю против Украины. То, что я поддержала референдум в Крыму… Если они считают, что могут запрещать думать по-другому, — ради бога, тогда мне точно с ними не по пути. Когда другая власть придет, тогда и будем разговаривать.”

По словам Валерии, Сочи сможет принять фестиваль “Новая волна” на более высоком уровне, чем это было в Юрмале. “Юрмала — просто рыбацкая деревушка, получившая известность благодаря фестивалю. Там толком никакой инфраструктуры нет, ресторанов очень мало, и они среднего качества, негде погулять, артистов селили в каких-то деревянных домиках. Атмосферу праздника, фестиваля создавали сами люди, которым хотелось единения и общения”, — заявила певица.

“Постолимпийский Сочи — это современные гостиницы, рестораны, отличный пляж. Мы с Иосифом (Пригожиным — ред.) приехали за пару дней до концерта, успели побывать на выступлении Леонида Агутина и Анжелики Варум, встретили там Дмитрия Диброва, Гарика Мартиросяна, Мишу Галустяна. Вместе пошли в ресторан — замечательный, стильный, нас очень вкусно покормили. Не расходились до трех ночи. И вот там я поняла, что “Новой волне” с Сочи повезло: здесь хорошие отели, которых нет в Юрмале, здесь комфортно”, — заявила Валерия.

Валерия также призналась, что разочаровалась в латвийской форме демократии: “Если они претендуют на то, чтобы быть членами европейского сообщества, а Украина вообще очень хочет быть рядом с Европой, начинать со сталинских запретов и “расстрельных списков” не очень-то демократично. Меня очень смущают двойные стандарты”. Президент Латвии Андрис Берзиньш, по ее мнению, так и не смог объяснить, почему министерство нарушило собственные законы. “Андрис Берзиньш не привел ни одного аргумента, а просто подтвердил факт: вам почему-то запрещено”, — заявила она.