При этом в России финансовое положение Дмитрия Шепелева оставляет желать лучшего. “У Дмитрия в России заканчиваются деньги. Уже и с оплатой съемной квартиры у него были задержки. Телеведущий ездил искать работу на телевидении Киева и Минска, но его не взяли. По нашим сведениям, Дмитрий собирается уехать на ПМЖ в Америку. Он задолжал одному из своих охранников, не заплатил за работу. Тот обиделся и рассказал нам о планах Шепелева, о которых услышал в его разговорах”, — цитирует адвоката семьи Фриске Геннадия Ращевского сайт “Комсомольская правда”.

Отец Жанны Фриске и вовсе заявил, что до встречи с певицей был “гол как сокол”. “Даже своей квартиры в Москве не имел. Раньше у него денег даже на ресторан не набиралось. Жанна мне признавалась, что она сама за все платила. Шепелев как-то пригласил в ресторан мою жену, Жанну и Платошку. Когда принесли счет, ему тут же в туалет понадобилось.Когда надо было дать чаевые, он спросил мою жену: “Ольга, у вас нет пяти тысяч рублей на чаевые?” Она говорит: “У меня с собой только тысяча”. В итоге Жанна дала чаевые и расплатилась за обед карточкой. Это называется — он в ресторан пригласил!“ — рассказал Владимир.

По мнению отца Жанны, после смерти артистки Шепелев завладел всеми ее деньгами, и теперь собирается спросить с телеведущего 300 миллионов рублей. “Шепелева я хочу видеть в тюрьме! Хочу, чтобы он ответил за свои делишки. Как только Жанна умерла, откуда у него деньги на восемь охранников? Откуда деньги летать самолетом в ВИП-классе?“ — задал риторические вопросы отец Фриске.

Другой адвокат семьи Жанны, Сергей Владимиров, рассказал журналистам: “Думаем, через счета певицы было пропущено порядка 460 миллионов рублей.Предполагаем, схема была следующей. У Жанны было 19 счетов. На каждый приходили деньги. Не только от Русфонда, но и от артистов, коллег, богатых людей, поклонников… Известно, что большие суммы перечислили Лепс, Агаларов, Пугачева, Киркоров, Лолита, оба брата Меладзе… Тимур Бекмамбетов, у которого в “Дозорах” снялась Жанна, привлекал средства. Люди звонили Шепелеву: мол, сообщи номер карточки Жанны, хотим помочь… А потом пожертвования уходили на счета третьим лицам за границу — в Америку и Германию. Кроме того, думаем, собранных “Русфондом” пожертвований было больше, чем указано на его сайте. Счетами Жанны распоряжался Шепелев по ее доверенности. А кто инициировал процесс вероятного вывода средств со счетов? На чьи счета в итоге попали деньги? Это отдельные вопросы”.

По мнению семьи Фриске, доверенность Шепелева недействительна. “Она оформлялась в Майами, но на русском языке. В ней не указано об уплате госпошлины. Выдана она всего лишь на год. Нотариус, ее заверивший, как мы выяснили, бывший русский, но живет в Майами. Примечательно, что апостиль (приложение) к доверенности Шепелев оформил почему-то в Гамбурге, в Германии. Причем перевод был сделан… с русского на русский, а не на немецкий. На наш взгляд, документы оформлялись ненадлежащим образом. Мы отправили запрос в ряд организаций с просьбой дать оценку этой бумаге”, — объяснил юрист.

Самое интересное, что и трети от кругленькой суммы, которая якобы лежала на счетах артистки, не ушла на ее лечение. “Мы пока не полностью все подсчитали. Шепелев платил за перелеты и проживание, купил Жанне дорогую специальную кровать, три месяца оплачивал экспериментальную нановакцину “Апдива“ — одна инъекция стоила около десяти тысяч евро… Но с 2015 года лечение полностью оплачивала семья Фриске. То есть, по грубым расчетам, в неизвестном направлении ушли порядка 300 миллионов рублей. К расследованию мы планируем привлечь Интерпол. Только его силами можно распутать этот клубок”, — сделал вывод адвокат.