Несмотря на то, что многие считают эти отношения пиаром, Ксения и Константин старательно создают видимость тайного романа, афишировать который они, конечно же, не планировали. Теперь же Собчак не стесняется даже намекать на знакомство своего сына с дочерью “любовника”. Так, на днях ведущая опубликовала в личном микроблоге фото, на котором изображены двухлетний Платон и девочка, напоминающая со спины наследницу режиссера— восьмилетнюю Анну.

“Пришли в самый любимый и родной “Эрмитаж”, — поделилась Ксения с подписчиками. — Меня мама сюда привела тоже в таком возрасте. Попали на открытие выставки, где среди прочих эмблем “Эрмитажа” обнаружили “Собчак в Эрмитаже”. Платоша даже узнал букву “С”.

Недавно Ксения признавалась в одном из телешоу, что муж всегда будет частью ее семьи. “Максим навсегда останется для меня человеком родным, близким, папой нашего любимого сына, — подчеркивала она. — В этом смысле мы навсегда с ним родственники и близкие люди. У Максима есть дети от предыдущего брака. Замечательные Полина и Даня, с которыми я надеюсь, мы дружим. У него есть бывшая жена, с которой я тоже хорошо общаюсь. Мне кажется, вне зависимости от проблем, которые у людей есть, нужно оставаться людьми. Я точно сделаю все, чтобы Платон был счастлив, любим. Знал, что у него есть прекрасный папа и замечательная мама”.

А вот сам актер негативно относится к публичным высказываниям супруги. “На сегодняшний день я счастлив тем, что вы не можете увидеть в этих программах людей по-настоящему мне близких. Это, простите за пафос, несовместимо с их внутренним нравственным камертоном. Все остальные — это всего лишь бабки у подъезда, запертые в теле селебрити разной степени медийности”, — отметил Виторган.