При жизни Карла у Шупетт был собственный телохранитель, персональный повар и обслуживавшие ее две горничные. В прошлом году журнал Numero задал бездетному Лагерфельду вопрос, завещает ли он Шупетт свои деньги. “В числе прочих, да. Не волнуйтесь, хватит на всех”, — ответил он. Дизайнер также называл кошку “своей наследницей” и говорил, что у нее есть “свое собственное небольшое состояние” — около трех миллионов долларов, которые она заработала, снимаясь в рекламе.

Лагерфельд также как-то признался, что женился бы на своей обожаемой Шопетт, если бы мог. И говорил, что они понимают друг друга по глазам.
Как пишет издание Metro, немецкий дизайнер, креативный директор французского дома Chanel, обзавелся кошкой бурманской породы в августе 2011 года. Изначально она принадлежала французскому манекенщику и певцу Батисту Джабикони. Карл присматривал за ней, пока Батист путешествовал. И так привязался к животному, что отказался отдавать его назад.

По немецким законам, кошка вполне может быть официально признана наследницей, если для нее будет учрежден специальный фонд.

В числе других возможных наследников называют также крестника дизайнера — Хадсона Кренига, 11-летнего сына американского манекенщика Брэда Кренига. Мальчик сам работает моделью с двух лет и неоднократно выходил на подиум при показах коллекций Chanel. В завещании может быть упомянут и сам Брэд, к которому Лагерфельд относился, как к родственнику.