За минувшие пару лет лейбл Black Star лишился сразу нескольких крупных артистов. И, если Егору Криду и Кристине Си удалось-таки договориться с бывшими “хозяевами” мирно, сохранив имя, песни, честь и достоинство, то в случае с Леваном Горозия между сторонами разразилась настоящая война. Вчера в Московском городском суде состоялось заседание, расставившее точки над “i” в конфликте.

“Леван и его представители все это время пытались доказать, что контракт, который Горозия заключил с лейблом, не отчуждает полностью его права на песни и псевдоним, а как бы сдает их в аренду, — прокомментировал адвокат Black Star Сергей Жорин. — Мирно договариваться Горозия изначально не захотел. Мол, у него самые крутые адвокаты, сейчас все заберем, еще и денег поимеем. Но суд решил иначе. И вчера поставил точку в этом процессе, — отклонив жалобу Левана. Теперь, его, кстати, можно называть только так. И песни тоже нужно будет придумать новые”.

Заседание продолжалось несколько часов, на протяжении которых представители Горозии доказывали, что он исключительно “давал попользоваться” своими песнями лейблу, а также снимал частично за свой счет клипы. К слову, параллельно с этим процессом между бывшими друзьями идет еще один — Леван намерен отсудить у Black Star приличную сумму — порядка 200 миллионов рублей. Их рэпер требует потому, что якобы недополучил проценты со своих выступлений, а также вкладывал собственные средства в творчество. Но, судя по всему, оснований получить их все меньше — учитывая, что вчерашний суд и решение, вступившее в силу, доказывают обратное.

Сотрудничество Тимати и Горозии продолжалось в течение семи лет. Основатель лейбла сам не раз высказывался о конфликте с экс-подопечным. Мол, Леван в один миг разрушил своим поступком братские отношения и обесценил все, что для него сделала команда лейбла. “Слушай, ты самый лживый и пустой человек, которого я знаю, — обращался к L’One Тимати в социальной сети. — Живи теперь в своем выдуманном мире, и пусть твоя совесть сама говорит с тобой. Живи, зная, что больше половины людей, к кому ты прибегал за помощью, разобравшись в ситуации, вообще перестали с тобой общаться”.