Все началось с того, что Андрей Разин опубликовал в блоге судебный иск, в котором предъявляет претензии и обвинения в оскорблении к Юре Шатунову, Андрею Малахову и мэтру эстрады Льву Лещенко. ” Всей этой команде, как я уже их называл, с низкой оценкой, придется ответить за все свои слова”, — пригрозил продюсер группы “Ласковы май”.

Лещенко, комментируя иск Разина, заверил, что речь идет о программе про “Песню года”. “Она к Разину не имела никакого отношения. Там просто наш Юра Шатунов сказал, что Разин забирает у него права на авторство песни. На что я сказал, что Разин никогда не был певцом, он был администратором”, — цитирует kp.ru певца.

Лев Валерьянович посоветовал Разину сходить к психологу. “Лечиться ему надо”, — заявил мэтр.

Он также отметил, что “Разин пошлый, беспринципный, аморальный человек и сбитый летчик”. “Ему надо просто жениться, наверное… Обрести семью и успокоиться… Не видел его уже сто лет, думал он уже канул в Лету, а он еще возникает”, — резюмировал народный артист.

После таких откровений продюсер разместил в блоге ответ: “Лев Валерьянович, я Вас как раз и позвал в суд, чтобы обсудить мое здоровье и установить, больной я или не больной. В отличие от Вас, я прошел комиссию в институте имени Сербского, которая показала, что я здоров и лечиться мне не надо. Так, что, по всей видимости, будем в суде разбираться, почему Вы считаете себя психиатром или психологом и в эфире федерального канала “Россия-1” ставите диагнозы людям”.

Разин отметил, что собирает дворцы спорта и дает 90 концертов в год: “И никуда я не канул. Это длится уже 33 года. А у Вас, может быть, таких концертов нет”.

После чего решил, вероятно, добить именитого артиста: “А в отношении семьи скажу вам так: я женат по сей день и в отличие от Вас имею двоих детей. Правда, одного уже нет на этом свете”.

Он также призвал Лещенко прекратить оскорбления и мужественно прийти в суд. “Там спокойно рассудим, кто из нас прав, а кто виноват, и кто у кого что забирает, и кто кого мучает. Тем более я Вас никогда не оскорблял в жизни и всегда уважал… До свидания. Встретимся в суде”, — сказал, как отрезал, Разин.