— Как на вас повлиял кризис, связанный с распространением коронавируса?

— Маркетинговые бюджеты у некоторых клиентов упали до 90%. Как следствие, и наши заработки. Но в реальности мы потеряли не более 10% клиентов: удалось перезаключить все контракты на взаимовыгодных условиях. И приходят новые, так как онлайн — это сейчас единственная возможность.

— Убьет ли это бизнес, если реально протянется до мая?

— У нас крепкие отношения с клиентами. Мы — точно выживем.

— Что делать в сложившейся ситуации предпринимателям? Как справиться с кризисом?

— Перестраиваться, находить новые возможности сбыта. Идти в онлайн, смотреть на другие рынки, так как Эстонии уже может не хватить, чтобы продолжать работать на прежнем уровне.

— Видите ли какие-то положительные моменты? Если да, то какие?

— Положительные — только из личных. Есть возможность остановиться, подумать. Понять, что следует благодарить за возможности: рестораны, кино, спортзалы и т.д. Мы этого не ценили. Вдвойне ценить своих родственников — мы и про это забыли.

— Как нужно изменить свои финансовые привычки на период кризиса?

— Запланировать себе бюджет хотя бы на полгода вперед. Если такого нет — срочно снижать издержки. Пока улучшений не намечается. А также обязательно нужно договариваться о новых условиях со своими партнерами — мы, например, сейчас предлагаем рекламные услуги со скидкой до 90% по некоторым рекламным каналам.

— Можно ли заработать на кризисе? Как?

— Открываются новые сферы. Большинство стартапов прошлого десятилетия были открыты сразу после кризиса. Ищите возможности. Не держитесь за старое. Востребованные сферы: доставка онлайн, онлайн-обучение, онлайн-времяпрепровождение и т.д.

— Думаете, государство принимает правильные действия в борьбе с коронавирусом?

— Думаю, государство принимает очень тяжелые решения в очень тяжелое время. А правильные ли они — покажет время.

— Как думаете, насколько быстро восстановится эстонский рынок в сфере предпринимательства?

— Мы только в начале кризиса. Страны начинают блокировать экспорт продовольствия, и это вызовет еще больший диссонанс мировой экономики. Мы это ощутим ближе к осени. На восстановление уйдет не меньше трех лет. Но сейчас мы далеки от того, чтобы делать прогнозы.