Чулпан Хаматова смотрит сериал с тремя детьми, братом и его женой, но опасается, что сделала что-то не так.

“Меня даже потряхивает от просмотра. Очень опасалась, что я всех подвела: автора романа Гузель Яхину, режиссера, своих коллег, — призналась Чулпан. — Многие спрашивают, почему героиня молчит в первых сериях. Почему она не говорит по-татарски, почему вообще не звучит татарский язык. К своему стыду я не говорю по-татарски. Но понимаю разговорную речь. Я — дитя советского времени. Дома мои родители говорили по-русски, специфических татарских традиций тоже не было. Так было принято в Советском Союзе, в котором я родилась. Попытки воссоздать татарский язык или татарский акцент — это было бы либо неудобно для зрителей (пришлось бы вчитываться в субтитры), либо комично. Поэтому решили, что моя героиня будет говорить на русском языке без акцента. Но татарские песни, костюмы, быт — все это свидетельствует о том, что действие происходит в татарской деревне”.

Чулпан Хаматова рассказала, какая негативная реакция обрушился на нее после выхода первых серий фильма. При том, что у сериала очень хороший рейтинг.

“Я получаю много проклятий в связи с выходом фильма, — говорит актриса. — Мало того, что были ожидаемые проклятия со стороны радикально настроенной части татарского общества. Но я с удивлением обнаружила, что добавилась еще и претензия на тему “осквернения нашей истории”. Не только искажения татарского быта, но и исторической правды в целом. Для меня раскулачивание — это убийство, однозначно трагедия огромного числа людей. Это преступление. Морально-этическая катастрофа. И вдруг я обнаруживаю, что огромное число людей думает по-другому”.

“Я категорически плохо отношусь к попыткам лакировки нашей истории, — продолжает Чулпан. — Ее незнание не дает нам возможности двигаться дальше. Наоборот, у меня были опасения, что что действительность, которую мы показали в картине, будет недостаточно жесткой, что не появится ощущение боли и трагедии от происходящего. Боялась, что она будет чересчур лайтовой, что ли… И даже в голову не могло прийти, что претензии будут иного рода. Не было такой реакции зрителей, когда я снималась в других фильма про сталинизм. Ну хотя бы в “Детях Арбата”…