1. Маркс твою Энгельс

Коммунистический эвфемизм (это такое описательное выражение, которое заменяет неуместное, неприличное). Так советский народ выражался в моменты, когда негатив зашкаливал.

2. Мать твою за ногу

Чуть более агрессивное выражение, однако более популярное. Наверное, многие из вас его слышали (или даже до сих пор используете).

3. Красивый, как поросёнок сивый

Иногда достаётся светловолосым людям (впрочем, на темноволосых тоже находятся свои выражения).

Некоторые бабули любили сравнить блондинов с поросятами сивыми. Хотя сивый — это серый и даже седоватый. Но ассоциации наших бабуль — дело серьёзное, а спорить с ними — дело опасное.

4. Ах ты, Чингачгук, большой змей!

Вообще-то есть такой немецкий художественный фильм про индейцев, снятый в 1967 году — “Чингачгук — Большой Змей”. Естественно, змей тут — не оскорбление, а часть имени.

Но, видимо, само название показалось советским людям весьма забавным, отчего это название перекочевало в ругательство — милое и безобидное.

5. Едрит её в дышло

Дышло — слово устаревшее. Часто применялось в значении “оглобля между двумя лошадьми”. В общем, часть повозки.

В советское же время у слова появилась вторая жизнь. А уж со словом “едрит” придумано сотни выражений. На любой вкус.

6. Ангидрид твою перекись марганца

Выражений с химическими формулами было предостаточно. В основном они все начинались со слова “ангидрид”. А заканчивались часто: “...через купрум СО4”.

7. Жёваный крот!

Ещё один эвфемизм, заменяющий брань.

Теперь, если вам захочется высказаться, так сказать, крепко, то можно сделать такую замену. И будет всё ясно!

8. Ах ты чуня!

“Чуня“ — это советский мультик, созданный в 1968 году. Чуня — это поросёнок. Вроде как ласково: "чуня моя". Но всё же — свинюшка, поросёнок (это следует иметь в виду).

9. Жертва аборта

Это выражение стало популярным благодаря писателям Ильфу и Петрову и их книге “12 стульев”.

Так говорят о ничтожном человеке. Ну или о том, кого оскорбляющий просто не любит.

10. Фраер в маминой кофте

Иногда это выражение заменялось на “Интеллигент в маминой кофте” — в зависимости от интеллектуального уровня оскорбляемого. Назовём “интеллигентом”, но с подковыркой. Впорчем, интеллигентам вообще часто доставалось: и за то, что в шляпе, и за то, что "самый умный" (иногда "больно умный", после чего иногда действительно было больно), да и вождь мирового проллетариата, говорят, очень уж их недолюбливал и добавлял "туалетное слово".

Кроме того, в ходу были следующие ругательства, обращенные как к конкретным людям (типажи легко узнаются), так и к неудовлетворенности жизненной ситуацией в целом: "едрёны пассатижи", "Геракл комнатный", "святые помидоры", "сын толчка", "сок из моих носок", "швабра в бигудях", "калека Милосская", "пивная фея".

Ну а юмористический журнал "Красная бурда" доказал, что при грамотном подходе к обиде или удару молотком по пальцу можно что-то добавить и своё авторское: "филин сдутый", "отключатель веерный", "вата матрасная", "сопля перламутровая", "зона трехочковая", "стульчак опущенный", "мурло кошачье", "тещин прихвостень", "расческа черепашья", "кучка тараканья", "падаль парашютная", "одночлен третьей степени", "рояль педальный", "дубина эбонитовая", "кулёк самолётный", "барахло балконное", "пионер лагерный".